Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

14.12.2019 16:49 Суббота
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Сталинградская эпопея Александра Дмитриевича Берсенёва

Здравствуйте, уважаемые побратимы, дорогие нашим ишимским сердцам суровикинцы. Далёким уже летом 2017 года в составе отряда «Миротворец» во главе с Сергеем Алексеевичем Волосковым мы приехали в Суровикино, чтобы почтить память 229-й стрелковой дивизии, ведь исполнялось ровно 75 лет с момента её вступления в бой. Благодаря радушному приёму местных жителей и администрации, мы побывали в раскалённой степи, на экскурсии, организованной руководителем поискового отряда «Обелиск» Валерием Владимировичем Чувилёвым. Там же впервые, держа в руках предметы амуниции и снаряжения, части оружия и выхолощенных боеприпасов я сердцем прикоснулся к истории войны. Дрожь проходила по телу от осознания той мысли, что 75 лет назад их касались руки наших земляков, большая часть которых и полегла в этих краях.

Суровикино отмечает 77-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Судьбы многих бойцов Красной армии неразрывно связаны с историей и судьбой нашей земли. Сталинградская битва, эти 200 дней ада наложили свой отпечаток на судьбу красноармейца, бойца 229-ой стрелковой дивизии Александра Дмитриевича Берсенёва. О ней мы узнали благодаря неравнодушию и пытливому уму учащегося 11 б класса СОШ №8 г.Ишима Олега Зелёнкина, который прислал свою работу-исследование Е.Ф.Напалковой на городские патриотические чтения, проходившие на базе СОШ №1, «Не дописан еще Сталинградский дневник…». Работу школьника из города-побратима читайте на 3 полосе газеты.

Возвращаясь в Ишим, мы везли тяжеленные сумки с экспонатами, передаными нам поисковиками. Но мы не роптали, мы знали, что везём ИСТОРИЮ и ПОДВИГ наших земляков. Итог нас порадовал — уже весной 2018 года в Ишимском музее заработала выставка «Боевой путь 229-й стрелковой дивизии». Как приятно было видеть на витринах то, что буквально полгода назад провезли на себе через половину страны. А потом ещё и узнал, что выставка эта поехала по районным центрам Тюменской области – Юргинской, Сладковский, Абатский, Голышмановский, Омутинский – по сути, весь юг области имел возможность посмотреть на экспонаты.

Шло время… Уже учусь в 11 классе, готовлюсь к сдаче ЕГЭ, но интерес к истории дивизии не теряю. И вот в фондах музея нашёл, можно сказать, уникальный материал – материал про бойца нашей дивизии, который смог пережить саму дивизию, смог пережить Сталинградскую битву, смог пережить всю войну, хоть и сражался до последнего дня. Необычная судьба необычного человека, нашего земляка — Александра Дмитриевича Берсенёва меня сильно впечатлила.

Детство, юность

Родился Александр Дмитриевич 22 марта 1923 года в д. Большой остров, расположенной недалеко от г. Ишим. В 1930 году его в целом состоятельная семья в попытке избежать вступления в колхоз бросает всё нажитое и перебирается на Урал, где испытывает острую нужду. Будучи мальчишкой, он самым большим лакомством считал картофель, запечённый на углях. Вообще в семье каждый клубень был на строгом учёте. После долгих мытарств по стране многодетная семья Берсенёвых (9 детей!) возвращается в родные края. Окончив семилетку, Александр поступает в ишимскую школу политпросвета, где получает хорошую стипендию, около 200 рублей. Как только выплаты прекратились, он уходит из школы, так как нужно кормить себя, помогать многочисленным братьям и сестрам. Трудоустраивается учётчиком в колхоз.

229-я стрелковая дивизия

Летом 1941 года началась самая кровопролитная война… 12 декабря этого же года А. Д. Берсенёв призван для прохождения службы в РККА. В этот же день призывников помыли в ишимской железнодорожной бане, выдали новое обмундирование и отправили в Синицынский сосновый бор для подготовки к отправке на фронт. Это была 229-я стрелковая дивизия второго формирования. Александр Дмитриевич вспоминает: «30 апреля 1942 года, совершив марш до разъезда Малый Остров, нас погрузили в товарные вагоны и отправили на запад во фронтовую полосу. В первых числах мая мы прибыли в район города Горький, где находились до конца месяца, затем нас вновь перебросили в Рязанскую область в район г. Скопин. В начале июля мы вновь в вагонах, и нас мчит поезд на юг. После выгрузки в районе тракторного завода г.Сталинграда, дивизия совершает марш-бросок в сторону Калача-на-Дону. После переправы следует в сторону г. Суровикино, где с 25 июля 1942 года вступает в бой с немецкими войсками. 8 августа дивизия вместе с другими дивизиями 62-й армии попала в окружение западнее реки Дон. При выходе из окружения войска понесли большие потери. Наша 229-я дивизия была направлена на новое формирование в район Волоколамска Московской области».

Следует учесть, что из 229-й дивизии смогли пробиться к своим, по одним данным — 528 человек, по другим – немного больше.

Здесь начинается то, что одни люди называют невероятным везением, другие – судьбой, третьи – Божьим промыслом. На момент окружения и гибели дивизии, заболевший Берсенёв находился совсем в другом месте, в запасном полку, расположенном под Сталинградом. Он и не догадывался в те дни, что тысячи его земляков, либо погибли, либо попали в плен, либо разрозненными группами бродили по степи в попытке пробиться к своим. Но, и это ещё не означает, что война для него закончилась, просто обстоятельства сберегли его для куда более серьезных испытаний. Из 149 запасного полка, расположенного в д. Орловка под Сталинградом, нашего героя переводят в 178-й запасной полк, который дислоцировался в Капустином Яре, а оттуда в маршевой роте он прибывает в Сталинград, где завязался узел грандиозной Сталинградской битвы. Итак, он попадает в 292-й миномётный дивизион 138-й краснознамённой стрелковой дивизии. Отдельно стоит отметить, что он стал очевидцем страшной трагедии – видел, как над его головой 23 августа 1942 года пролетели сотни немецких бомбардировщиков и превратили Сталинград в горящие руины.

138-я стрелковая дивизия

«В середине сентября 1942 года немецкие войска подошли вплотную к Сталинграду, наша 138-я стрелковая дивизия в этот момент входила в 64-ю армию и вела бои на подступах к городу, защищая пригород — Бекетовку. 5 октября она была выведена из боёв и отправлена в резерв сталинградского фронта – её переправили на левый берег Волги для приема пополнения. 14 октября 1942 года в районе СТЗ развернулись ожесточённые бои, не прекращающиеся ни днём, ни ночью. Утром 15 октября наша дивизия получила приказ командующего сталинградским фронтом А.Н. Ерёменко быть готовым к переправе в город. А через несколько часов последовал приказ генерал-лейтенанта Чуйкова, командующего 62-й армией, в состав которой вошла 138 стрелковая дивизия, следующего содержания: «Командиру 138-й красноармейской стрелковой дивизии немедленно по тревоге поднять один полк и в полном составе не позднее 5:00 16 октября 1942 года переправить на западный берег р. Волги».

По тревоге был поднят 650-й СП майора Ф.И. Печенюка. Оружие и боеприпасы взяты из других подразделений, чтобы полк, идущий первым в бой, был обеспечен полностью. На следующую ночь были переправлены на правый берег Волги и два других стрелковых полка 344-й и 768-й. Таким образом, наша дивизия заняла оборону в районе завода «Баррикады», где и удерживала свой участок почти до конца декабря 1942 года, находясь, долгое время в полуокружении на голодном пайке, при скудном запасе боеприпасов».

Парадокс, но Берсенёв по сути дважды находился под командованием Василия Ивановича Чуйкова в составе 229-й и 138-й стрелковых дивизий. Случай довольно уникальный.

Остров «Людникова»

Довелось Александру Дмитриевичу на себе узнать, что такое скудное снабжение знаменитого «острова Людникова» — узкой, простреливаемой немцами полоски вдоль Волги. «В.И. Чуйков приказал сбрасывать в расположение дивизии патроны, гранаты, сухари и шоколад. Но в темноте тихоходные У-2 часто промахивались, и в первую ночь нам досталось четыре пакета, а остальные либо попали к немцам, либо в Волгу». Страшно представить, насколько скудным был дневной рацион бойцов 138-й СД. Людников вынужден был сократить дневной рацион до минимальных норм, а именно – «25 грамм сухарей, 10 – сала, 12 – крупы, 5 грамм – сахара». Бойцы в прямом смысле слова шатались от усталости и недоедания. Не хватало медикаментов и самых обычных бинтов – при этом сотни раненых не могли вывезти. Драматичным было снабжение дивизии – так, из 25 лодок, которые хотели доставить боеприпасы, доплыло только шесть, остальные уничтожены противником несмотря на артиллерийское прикрытие с левого берега Волги.

Вот один из эпизодов тех ожесточенных сражений. «14 декабря 1942 года Чуйков приказал восстановить сплошную линию фронта, порванную немцами между нашей 138-й и 95-й стрелковыми дивизиями, но наши силы были настолько малы, а немцы оборонялись настолько сильно, что полки продвинулись всего лишь на 30-50 метров. Достались они настолько высокой ценой, что наш комдив, легендарный Людников, приказал наступление остановить. Стали размышлять над изменением тактики и преступили к созданию штурмовых групп в каждой роте. В каждом полку в ящик насыпали песок и воссоздали миниатюрные копии местности для того, чтобы каждая штурмовая группа хорошо знала рельефы местности. Кроме этого, стали думать, как перехитрить немцев. А дело обстояло так: на острове Зайцевский, находящимся посреди Волги, напротив нашего участка обороны, были два офицера – артиллерист и связист. Как только с командного пункта нашей дивизии карманным фонарем подавали невидимый врагу сигнал, над островом взвивались три красные ракеты. Тотчас с левого берега Волги наши батареи тяжелых орудий открывали огонь по противнику. Постепенно немцы привыкли, что после этих ракет следует советский арт. налет и как только их видели, сразу же прятались в укрытие. Об этом нюансе стало известно от пленного немца. Так же он сказал, что как только советский артналет заканчивается, немцы вылезают из своих укрытий и занимают свои позиции. Все были поражены, что такой коварный враг стал действовать на уровне условных рефлексов. Нам оставалось этим рефлексом только воспользоваться, что мы и сделали на рассвете 21 декабря. Когда взлетели красные ракеты, и советская артиллерия открыла огонь (немцы спрятались в укрытиях), наши штурмовые группы ринулись вперед и практически без потерь быстро захватили передовые позиции гитлеровцев. Немцы попытались контратаковать, но было уже поздно. Сплошная линия фронта между двумя дивизиями была восстановлена».

Интересно, что каждый человек «прикипает сердцем» к тому месту, в котором он пережил яркие, пусть и тяжелые, страшные мгновения своей жизни. Так и Александр Дмитриевич вспоминал, насколько ему было тяжело расставаться с развалинами завода «Баррикады» 10 января 1943 года, когда 138-ю дивизию сменили другие части. Нет, заснеженные, холодные обломки, покорёженный металл не был какой-то ценностью. Ценной была кровь товарищей, что густо окропила «Баррикады», ценными были могилы сослуживцев, ценным был уже сложившийся за несколько месяцев распорядок и ход вещей. Теперь всё это надо было оставить. Поэтому с «Баррикад» не просто уходили, «Баррикады» бывшие защитники «отдирали от сердца».

Особенно врезалось в память Александру Дмитриевичу 2 февраля 1943 года – в этот день дивизия открыла огонь по противнику, потом один за другим немцы массово стали поднимать белые флаги. «Было много трупов противника – снег, слой трупов, снег, ещё один слой трупов. Мы думали – как же теперь здесь жить? Ни одного целого здания, куча мин, неразорвавшихся снарядов, авиабомб, человеческие останки… Восхищаюсь теми людьми, которые возродили из пепла наш славный город Сталинград!»

После Сталинграда…

Впереди у миномётчика Берсенёва были другие битвы: Курская Дуга, форсирование Днепра, бои за Львов, Чехословакию. Весьма солидный список операций, бесчисленное количество боёв, маршей, ранения. Но сильнее всего запомнились ему именно бои за Сталинград, за развалины «Баррикад», холод, сильный противник, скудный паёк. Не считая 10 октябрьских дней, он прошёл всю Сталинградскую битву «от» и «до».

После войны (демобилизован в 1947 году) Александр Дмитриевич окончил Ишимское педагогическое училище, проработал 44 года (!!!) учителем, преподавая целым поколениям. Запомнили его доброжелательным, добрым и тихим педагогом. После выхода на пенсию преподавал музыку (возвращаясь с войны в 1947 году, он раздобыл аккордеон и научился на нём играть). Не стало его 29 сентября 2006 года.

Судьба А.Д. Берсенёва уникальна тем, что он единственный, кто из воинов 229-й стрелковой дивизии второго формирования прошёл до конца Сталинградскую битву и лично наблюдал колонны сдавшихся немцев. Он лично видел перелом в войне. Он лично сделал для этого всё, что мог. Слава нашим землякам и вечная память их бессмертному подвигу!

Олег Зелёнкин, учащийся 11бкл. СОШ №8 г.Ишима

Консультант

Константин Иванов научный сотрудник МАУК «ИМК»

Подготовила Н.АВРАМОВА, наш корр.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

6