Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

22.10.2020 12:42 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«Это нужно живым…»

Обелиски, мемориалы и скромные могилы увековечили память о самой кровопролитной войне в истории человечества – Великой Отечественной, она живет и еще долгие годы будет жить в воспоминаниях, передающихся из поколения в поколение.

Огненным смерчем, уничтожающим на своем пути все живое, прошлась Великая Отечественная война по нашей лазоревой степи, по городам и хуторам…

17 июля 1942 года суровикинская земля стала передним рубежом главного сражения — легендарной Сталинградской битвы. Здесь, на Калиновской горе (высота 117), в смертельный бой с превосходящими силами противника вступили солдаты 229-й и 214-й стрелковых дивизий. Земля стонала от рева орудий и разрывов снарядов. Вот что пишет местный историк-краевед Любовь Валентиновна Скринникова, которая многие годы скрупулезно собирала сведения очевидцев о боевых действиях в районе Суровикино в период 17 июля – 15 декабря 1942 года.

“Здесь, на Калиновской горе, в течение двух дней шел тяжелый кровопролитный бой, не смолкала артиллерийская канонада. И в этом огненном аду бойцы двух советских дивизий мужественно, героически отбивали атаки врага. Жители города, невольные свидетели этих страшных боев на горе, считали, что в живых из наших бойцов никто не остался.

Несмотря на героизм и стойкость воинов 229-й дивизии, бойцам пришлось отступить. Дивизия, занимая 18-километровый рубеж от Суровикино до Пристеновского, насчитывала в своих рядах только два стрелковых полка без артиллерии. Она была вынуждена отойти, но это позволило оттянуть часть сил наступающей 6-й немецкой армии от правого крыла Сталинградского фронта.

В ходе критических боев за Калиновскую гору на помощь прибыла 147-я стрелковая дивизия, эшелон которой пришел на железнодорожную станцию поздним июльским вечером. Совершив марш-бросок на гору, едва окопавшись, сибиряки заняли глубокой ночью боевые позиции. А ранним утром, около 3-х часов здесь разгорелся яростный бой с врагом. Фашисты использовали момент внезапности и, пройдя оврагом, тянувшимся параллельно горе со стороны старой дороги на Н-Чир, буквально свалились на позиции дивизии.

Последний бой состоялся у дота (долговременной огневой точки), расположенного на западном склоне горы. Здесь совершил свой героический подвиг командир 2-го дивизиона 647-го артполка старший лейтенант Бондаренко. Он с высотки, где дрались бойцы политрука лейтенанта Дубинина, управлял огнем батарей. Когда немецкие танки вползли на высотку и закрыли окоп, заживо похоронив бойцов, Бондаренко вызвал огонь на себя, а сам, вооружившись связкой гранат, бросился под танк…”

Да, за высоту 117 многие отважные советские солдаты отдали свои жизни…

Из воспоминаний маршала Г.К.Жукова: «Сталинградский фронт к 17 июля 1942 года занял следующую линию обороны: Павловск-на-Дону и далее по левому берегу Дона до Серафимовича, затем Клетская, Суровикино вплоть до Верхнекурмоярска…

К концу июля в состав Сталинградского фронта входило 38 дивизий, только 18 из них были полностью укомплектованы, 6 имели от 2,5 до 4 тыс. человек, а 14 – от 300 до 1000 человек. Этим малочисленным войскам пришлось развернуться на 530-километровом фронте…».

В результате упорной обороны, только под Суровикино части вермахта, рассчитывающие с наскоку взять Сталинград, застряли на две недели. Фашистские войска были втянуты в затяжные кровопролитные бои в 150 км от Сталинграда, а южная группировка 6–й полевой армии остановлена на рубеже Суровикино — Рычковский…

19 ноября 1942 года мощные артиллерийские залпы возвестили о начале операции «Уран». Ранним туманным утром началось контрнаступление Красной Армии под Сталинградом. Не прошло и месяца со дня его начала, а фронт своей внешней стороной отодвинулся на сотню километров на запад.

В донесении командующего Юго-Западным фронтом генерал-полковника Н.Ф.Ватутина в Ставку Верховного Главнокомандования от 1 декабря 1942 года отмечалось, что 119-я стрелковая дивизия ведет бой за полное овладение Суровикино. 333-я стрелковая дивизия обходит Суровикино с юга. Первыми на улицы населенного пункта ворвались бойцы из группы капитана Г.П.Воронова и первого батальона 421-го стрелкового полка капитана Афонина 119-й стрелковой дивизии. На окраинах и улицах шли тяжелые бои. Фашистская авиация, базировавшаяся на аэродромах станицы Тацинской, регулярно наносила бомбовые удары по наступающим советским войскам.

Так, Суровикино вновь стал передовой линией фронта. 12 декабря 1942 года танковая рота при поддержке моряков-десантников с боем ворвалась в Суровикино. В самом его центре закипела схватка. В этом бою погибли 11 танкистов. Именно тогда в районе молочноконсервного завода на глазах мирных жителей фашисты изуверски расправились с плененным советским танкистом: Юрия Красикова привязали к танкам и разорвали. 14 декабря после непродолжительной артподготовки советские войска снова пошли в наступление, и 15 декабря Суровикино был окончательно освобожден от врага, а к концу декабря 1942 года и вся территория Кагановичского (Суровикинского) района.

Из воспоминаний маршала Г.К.Жукова: «За период с июля по ноябрь 1942 года в сражениях в районе Дона, Волги и Сталинграде противник потерял до 700 тыс. человек, более тысячи танков, свыше двух тысяч орудий и минометов, до 1400 самолетов…В суровых условиях наши войска закалялись, мужали, набирались опыта борьбы и, получив в свои руки необходимые средства, из отступающей, обороняющейся стороны превратились в наступающую… С потерей станции Суровикино противник лишался важной магистрали. Поэтому именно на подступах к Суровикино разгорелись ожесточенные бои с отчаянно сопротивляющимся врагом, стянувшим сюда отборные части дивизии СС «Мертвая голова», много техники и огневых средств. После многодневных боев части советской дивизии, совершив фланговые обходы, овладели Суровикино. О том, насколько было насыщено фашистскими войсками Суровикино, говорят цифры захваченных трофеев. Немцами было брошено здесь 1625 автомашин, около 1000 мотоциклов, 885 орудий и минометов, 30 танков и танкеток, 3519 винтовок, 2 вагона автомобильных шин, 7 вагонов медицинского имущества, 3 продовольственных склада, большое количество боеприпасов.

В боях при прорыве обороны противника, в ходе наступления и освобождения Суровикино личный состав 119-й дивизии проявил отвагу, мужество и героизм. Особенно отличился командир батальона, впоследствии командир 365 стрелкового полка Яценко И.Г. В этих боях сражались и погибли заместитель командира 365 стрелкового полка по политчасти Круглов К.Л., посмертно награжденный орденом Ленина, заместитель командира 634 стрелкового полка по политчасти майор Бухановский Н.И., командир 431 стрелкового полка Кухаренко Т.Е., командир отдельной разведроты старший лейтенант Митяев Н.С., рядовой разведчик Арчибасов П.Л., старший лейтенант 634 стрелкового полка Педько И.А., политрук Бранов М.Т., многие другие солдаты и офицеры, которые захоронены в братских могилах Суровикино».

После освобождения Суровикино местные жители, представители органов власти организовали похороны павших советских солдат в братской могиле. Погибших собирали в окрестностях Суровикино, в местах боевых действий и в санитарных захоронениях.

Сегодня величие подвига советского солдата, защищавшего маленький хуторок в степи, отражено в мемориале на высоте 117, а Калиновскую гору все чаще называют поклонной. Суровикинцы увековечили память, назвав улицы именем Героев Танкистов и героя-танкиста Ю.Красикова. О тяжелых боях, человеческих жертвах свидетельствуют единичные и братские захоронения. Всего на территории Суровикинского района 42 братские могилы, из них в 37 обрели покой участники Сталинградской битвы.

- Братская могила, расположенная возле храма Михаила Архангела, вызывает священный трепет и уважение, она — воплощение душ погибших солдат, отдавших жизни за нас — своих потомков, — говорит глава города В.Н.Рубцов. – К нему несколько раз в году, сменяя друг друга, идут поколения… Здесь в 1943-м был установлен деревянный обелиск, увенчанный красной звездой, в 1952-м заменен на железобетонную стелу. В 1968-ом на памятном месте сооружен мемориал из железобетона, облицованного мраморными плитами. Прошли десятилетия, и сейчас памятник требует ремонта, — продолжает Владимир Николаевич. — К сожалению, проводить его собственными силами мы не имели права, так как постановлением областной Думы центральная братская могила включена в список объектов культурного наследия, подлежащих государственной охране как памятники истории и культуры регионального значения. Чтобы сохранить мемориал и память обо всех, кто пал на нашей земле, передать ее будущим поколениям, мы заключили договор на оказание услуг с ООО «НПО Волгоградохранкультура» в лице директора Владимира Анатольевича Шишкина, встретились со специалистами научно-производственного объединения, которые провели замеры и предварительный осмотр захоронения для дальнейшей разработки проекта реставрации памятника. По условиям контракта, до 25 декабря подрядная организация должна представить научно-проектную (проектно-сметную) документацию с различными экспертизами для осуществления работ по сохранению объекта культурного наследия. В январе-феврале, при наличии всех разрешительных документов, мы подадим заявку в комитет государственной охраны объектов культурного наследия Волгоградской области на софинансирование работ по реставрации памятника. Если же средства не поступят, реконструкция памятника будет осуществлена за счет средств местного бюджета, — подчеркнул Владимир Николаевич. – Мы приложим все усилия для того, чтобы восстановить братское захоронение и сохранить историческое наследие. Ведь «это нужно не мертвым, это нужно живым», нам, потомкам победителей.

Н.АВРАМОВА, наш корр. Фото автора.

Материал подготовлен в рамках грантового проекта Волгоградской области «И пусть поколения знают»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

21