Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

27.02.2020 11:15 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Люблю тебя, моя «ЗАРЯ»!

Казачий курень, на вид добротный и просторный, остановил меня, дипломированного, но не нашедшего, где применить себя в педагогике, специалиста, голосом моей бывшей однокурсницы. Ничего не понимая, обернулась на голос. На пороге того самого куреня стояла Валя Студеникина, а над нею красовалась вывеска с названием организации. Вслед за казенным «Редакция газеты» значилось радужно-светлое «Заря». Улыбка радости по обоим поводам прервала мои невеселые раздумья над тем, как жить дальше. В голове успело промелькнуть мое недавнее ощущение, что день не задался. А оказалось все совсем наоборот.

Знаковый день — первое июля 1977 года. В тот момент я обрела свою новую профессию газетчика, в которую влюбилась раз и навсегда. Это был знак свыше. Только что я получила отказ в трудоустройстве по специальности, а здесь, в «Заре» меня будто ждали. Счастливая встреча привела меня в кабинет редактора – приветливого, внимательного и добродушного немолодого по моим меркам мужчины. Его звали Николай Арсентьевич Любимов. Фамилия очень соответствовала его манере вести беседу, уважительно обращаться с собеседником, еще по-настоящему «не нюхавшим пороха». Вердикт «Берем с испытательным сроком» был так сродни гостеприимному «Добро пожаловать!»

Николай Арсентьевич после представления меня коллективу редакции сразу в моих глазах помолодел лет этак на десяток. Только двое: моя однокурсница — корректор и литсотрудник Володя Коловоротный были мне ровней по возрасту. Остальные: замредактора Антонина Васильевна Кибирева, завсельхозотделом Михаил Петрович Кузнецов, завотделом писем Валентина Тимофеевна Белогурова и машинистка Мария Ивановна Агеева были гораздо старше редактора, которого я еще недавно определила как немолодого человека.

Тогда мне еще было невдомек, что я попала в коллектив газетчиков-профессионалов высокой пробы, настоящих корифеев газетного дела. Именно они стали моими учителями и умелыми проводниками в новую профессию. Зато Валя и Володя меня приняли как ровню и мы стали дружной троицей редакционной молодежи в крепкой команде газетчиков. Володя с радостью делился со мной письмами читателей. Самые интересные после литературной обработки готовила в печать. С его подсказки находила своих первых героев для будущих рассказов и очерков о них. В итоге, когда объявили сумму заработанного за месяц гонорара, я не поверила своим ушам. Двадцать рублей были не намного меньше гонораров наших газетчиков-асов. Но и это было еще не все. Меня ждал главный сюрприз. На производственном собрании старшие по возрасту и опыту сотрудники сказали в мой адрес слова одобрения и поддержки, и было коллективно решено выплатить мне и заработную плату. Так я сдала экзамен на профессиональную пригодность, уверовала в собственные силы и прониклась глубочайшим почтением к газетному делу и ко всем, кто его представлял.

С Антониной Васильевной и Михаилом Петровичем ездила в творческие командировки, примечала, как они общались с людьми, какими выходили в итоге материалы из-под их пера. Удивлялась и восхищалась тем, как излагали мысли ветераны, как глубоко анализировали и отражали заданную тему, как живо реагировали в верхах на их слова критики или похвалы. А, главное, тому, что газета по-настоящему была рупором всех дел и общественных явлений в нашем районе. Этот процесс захватил меня целиком.

Все познается в сравнении

К тому времени (через месяц после моего трудоустройства мне исполнилось 25 лет) я уже была членом КПСС со стажем чуть более года. И потому явилась, подчиняясь партийной дисциплине, на отчетно-выборное партийное собрание редакции газеты, которое проходило в конце октября. На него прибыл первый секретарь райкома КПСС Геннадий Александрович Меденцов. Задал мне, молодому коммунисту, новичку в парторганизации, несколько вопросов. Это не были вопросы на засыпку, и поэтому я ответила на них с полной откровенностью и убежденностью. А через две недели – вызов в райком партии на собеседование к третьему секретарю Дине Васильевне Божко и предложение перейти на партийную работу инструктором Райкома КПСС. Это было для меня настолько неожиданно и серьезно, что я попросила время подумать. Услышав от родных и друзей самые противоположные мнения по поводу столь неординарного поворота в моей судьбе, остановилась на мамином: «Если перед тобой открывают дверь, входи!»

Это был целый год испытаний на прочность, зрелость и верность коммунистическим принципам. Старалась оправдать доверие изо всех сил, а сама тайно даже от себя самой тосковала по делу, которого еще не познала в полной мере, но полюбила всей душой. С огромным удовольствием сообщала в газету новости о ходе социалистического соревнования в закрепленных за мною хозяйствах района во время посевной или уборочной кампаний. И думала, думала, есть ли теперь у меня шанс вернуться на работу в редакцию. Сама же и отвечала себе – нет. И еще больше хотела вернуться к захватившему меня газетному делу.

Именно в этот непростой для меня период случилась трагедия, которую я восприняла как личную. Скоропостижно скончалась, не дожив до пенсионного возраста, любимая всем коллективом редакции и сотен ее читателей-почитателей Антонина Васильевна Кибирева. По штату она была заместителем редактора и заведующей партийным отделом, а по сути — душой и совестью творческого коллектива. Тяжело переживали поэтому такую утрату и сотрудники газеты, и партийные лидеры района, и многие-многие жители, любившие и читавшие «Зарю». Поэтому, когда по истечении времени редактор предложил мне вернуться в качестве заместителя редактора, я не на шутку струсила и отказалась сделать этот шаг. Разве могла я заменить хоть в малой степени маститого мастера, настоящего лидера, интереснейшего человека и прекрасного талантливого газетчика с огромным опытом? Обо всем этом так и сказала. Но Николай Арсентьевич через месяц, а потом еще спустя какое-то время повторил предложение. Отбивалась, как могла. Редактор не отступал. Еще через месяц, по воле судьбы тоже в конце октября, то есть ровно через год, снова настойчивое предложение вернуться в редакцию. И тут я вспомнила мамино благословение на работу в партийные органы и дала согласие. Будто в прорубь окунулась с головой, делая этот рискованный шаг. Но впереди было еще согласование моей кандидатуры с первым секретарем РК КПСС, которое взял на себя редактор газеты. Мне представлялось это мероприятие провальным.

Утром следующего дня меня вызвали в кабинет первого секретаря Меденцова. Там же находился и второй секретарь Александр Павлович Муньяшев. Оба сидели серьезные и решительно настроенные. Ноги под их взглядами стали ватными, хотелось присесть. Но именно в этот момент Геннадий Александрович произнес: «Хотим направить Вас на ответственную работу в редакцию газеты «Заря». Это важный партийный орган, сложный участок работы с населением. Справитесь?»

Смысл сказанного медленно доходил до меня, и я молчала, боясь, что присяду на свободный стул без приглашения, потому что ноги отказывались меня держать от предельного волнения. Наконец, прервав молчание, я выдавила из себя: «Постараюсь!» Это слово, произнесенное скорее испуганно, чем уверенно, сразу разрядило обстановку.

«Ну что ж, — уже не так строго и официально обратился ко мне первый секретарь, — завтра можете выходить на работу в редакцию». «Как думаете, Александр Павлович, не подведет?» — повернулся он ко второму секретарю. «Думаю, не подведет»! – уверенно и уже улыбаясь произнес тот.

Возвращение

Так я вернулась туда, где успела почувствовать свое предназначение. Легко не было никогда за более чем тридцатилетний период творческой деятельности в газете. Но под строгим приглядом старших мы, молодые, росли, обретали знания и опыт, становились взрослее, мудрее, ближе к читателю, роднее между собой. Что самое интересное и удивительное, так это то, что совсем скоро мы, редакционная молодежь, перестали ощущать разницу в возрасте с нашими ветеранами. Общая на всех закваска – интересоваться всем и вникать во все, отражая это в газетном слове, – делала нас равными, в смысле, сделанными из одного теста. Особенно сближали творческие пятиминутки и капустники. Первые назывались планерками, и наши маститые мастера пера в пух и прах разбирали газетные публикации за нашими подписями, направляли правильным курсом. И это повторялось с завидной регулярностью, пока не научились оттачивать каждое слово и выражение. На капустниках то же самое становилось предметом бесконечных шуток и юмористических наказов. Скажу наперед, что на этом пути Валя Калышкина, в девичестве Студеникина, выросла из грамотного корректора сначала в литсотрудника, а затем в заведующую сельхозотделом. Ее всегда отличали легкое перо и особое умение логически строить материал и глубоко анализировать предмет изложения. А Володя Коловоротный, получив назначение ответсекретарем, обнаружил настоящий талант тонко и по существу править материалы и располагать их на газетной полосе так, что «Заря» становилась «глазастой», выделяя главное, злободневное, особенно интересное. Когда же прошел обучение в Высшей партийной школе и возглавил коллектив редакции (Николай Арсентьевич Любимов перебрался на свою малую родину — во Фролово), его разносторонние знания по наполнению газеты нужным содержанием и техническими деталями не переставали удивлять. «Заря» обрела свое лицо, как принято говорить в газетных кругах, и не роняла его в течение тридцати лет руководства газетным изданием.

С любовью вспоминаю всех, с кем «делали» любимую газету. Кстати, хочу особое слово сказать о Павле Петровиче Максимове и Владимире Никитовиче Богданове, которые имели опыт работы в областной газете спецкорами, стояли на партийном учете в редакционной парторганизации и частенько писали в «Зарю». С легкой руки Павла Петровича в районке появилась рубрика «Максим Заглядкин следит за порядком». Он же и готовил сатирические заметки, которые не просто пользовались огромной популярностью в читательской среде, но и находили живой отклик по исправлению перекосов, неурядиц и элементарной расхлябанности. Владимир Никитович украшал газету своими удивительными очерками о наших земляках. Александр Семенович Сорокин, ветеран-газетчик, разнообразил тематику газетных выступлений и придавал значимости и интереса «Заре». Всем нам виртуозно печатала материалы со своими литературными вкроплениями Мария Ивановна Агеева, которая всегда заставляла нас держать ухо востро и вносила живую искорку в нашу работу. Она по возрасту годилась мне в матери, но дружбу с нею я пронесла через многие годы, пока мы всем коллективом не проводили ее в последний путь. Свое веское слово в «Заре» сказали в разные годы Валентина Лановая, Любовь Карпова, Жанна Вишленкова, Нина Кондакова, Валерий Мошняков, Владимир Брагин, Любовь Шуликина, Сергей Рожик, Геннадий Антюфеев. Каждый из них с любовью и интересом служил районке, а вместе с ней – нашей малой родине. Спасибо им за это преданное служение людям посредством газетного слова.

Самое громкое имя в «Заре»

И все же хочется вернуться к имени человека, которого до сих пор искренне считаю самым близким собратом по перу. Его уже нет среди нас более трех лет. Владимир Иванович Коловоротный, можно сказать, занимает центральное место в истории газеты и в моей творческой судьбе. Более половины своей жизни он посвятил родной «Заре», тридцать из них стоял у руля. За это время ни один из творчески удачных материалов не остался без его внимания и поощрения автора. Владимир Иванович и сам мастерски владел словом, и ценил свои кадры, наделенные этим даром. Нередко представлял на конкурсы разных уровней статьи, очерки, рассказы самой разной тематики, радовался победам авторов. Редакционные планерки будили творческую мысль, наполняли «Зарю» глубоким содержанием, интересными формами подачи, разнообразными новостями, событиями, фактами, тематическими газетными полосами. С ним было интересно работать и легко общаться. Его литературная правка никогда не вызывала у журналистов протеста или противоборства. В трудной жизненной ситуации наш редактор непременно протягивал руку помощи. И хотя с момента назначения редактором я перешла на официальное «Владимир Иванович» и все тридцать лет обращалась к нему только по имени-отчеству, он оставался для меня крепким надежным плечом, единомышленником, настоящим приверженцем нашего общего дела. Но более всего нас роднила безраздельная любовь к любимой газете с добрым и красивым названием «Заря». Низко кланяюсь его светлой памяти и памяти тех, с кем начинала свой творческий путь и кого уже нет среди нас.

Рада, что наша газета и сегодня в надежных руках людей грамотных, заинтересованных, любящих непростое журналистское ремесло и свою районку. А нынешний главный редактор Елена Ивановна Пырова, прошедшая в «Заре» большую трудовую школу под руководством Владимира Ивановича Коловоротного, — можно сказать, из рук в руки приняла его детище и творческие наработки, привнесла свое видение и инновации нового времени, сохранив главное – газетным словом служить людям и своей малой родине. Спасибо всем, кто носит почетное звание «Газетчик» и вписал свое имя в 85-летнюю историю районной газеты «Заря». Ей еще долго жить и суровикинской земле верно и преданно служить!

Г.Горшкова

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

36