Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

30.06.2020 15:18 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Их подвиги и судьбы навечно связаны с землей суровикинской

В СОШ №1 вот уже более 15 лет существует музей боевой славы и донского казачества. Сегодня без него уже трудно представить жизнь школы. Его посещают не только учащиеся, работники районных организаций и учреждений, но и многочисленные гости, приезжающие из разных уголков нашей Родины.

В настоящее время музей насчитывает более 2000 подлинных экспонатов, рассказывающих о боевом пути 147-ой и 229-й, 54-й Гвардейской, 47-й и 333-й Гвардейских стрелковых дивизиях, земляках-участниках Великой Отечественной войны, о выпускниках школы 1941 года… Это сегодня, а начиналось все со встречи с ветеранами 54-й Макеевской гвардейской стрелковой дивизии и их писем.

У истоков создания нынешнего музея, а до 2004 года комнаты Боевой Славы, стоял учитель истории, участник ВОВ Напалков Николай Андреевич, огромный вклад в написание истории 229-й стрелковой дивизии и воссоздание музея внес ветеран Великой Отечественной Мусохранов Георгий Ефимович.

Открытие музея состоялось 1 октября 1987 года, в год 70-летия Октябрьской социалистической революции. С этого времени года его бессменным руководителем стала Е.Ф.Напалкова.

- Центральное место в экспозиции музея занимают экспонаты о 229-й стрелковой дивизии, – говорит Елена Федоровна. — Это одна из незаслуженно забытых дивизий, неимоверными усилиями и жертвами задержавшая фашистов в донских степях на 18 дней. С оставшимися в живых родственниками бойцов музей поддерживает тесную связь, ведется переписка с городом-побратимом Ишимом. Собрано большое количество фотографий бойцов 229-ой Ишимской дивизии, с которыми наша школа ежегодно идет в «Бессмертном полку». Совсем еще мальчишки, они отдали свои жизни за свободу и независимость нашей великой Родины. Информация о ней собиралась буквально по крупицам от самих ветеранов. В советское время ежегодно на суровикинскую землю приезжали бойцы 229-й, 54-й и 147-ой Гвардейских дивизий. Участники тех жесточайших сражений предоставляли нам ценные материалы, они – первоисточники, внесшие большой вклад в создание музея. К сожалению, связь со многими потерялась, когда распался Советский Союз. Сотрудничают и помогают в различных мероприятиях и поисковики: Юрий Власов из Санкт-Петербурга, наши суровикинские Валерий Чувилев и Дмитрий Кауркин.

В музее хранятся газетные статьи, в которых рассказывается о подвигах не только участников сражений, но и обычных суровикинцев, оставшихся в тылу. К примеру, в «Заре» от 13 августа 1988 года в статье «Откликнись, Мария» корреспондент Ж.Ильина пишет о жительнице Нижнего Чира Марии Михайловне Самодайкиной, спасшей во время войны жизнь 22-летнего санинструктора Натальи Шапран и трех раненых командиров Красной Армии.

Вот что вспоминает Наталья Шапран из книги «Женщины славы» (г.Москва, 1995-й год):

«25 июля 1942 года 5-й батальон в составе 229-й стрелковой дивизии занял оборону вдоль правого берега Дона. Бой завязался жестокий. На наши оборонявшиеся подразделения двинулись два фашистских корпуса: 51–й армейский и 24 танковый с 80-ю танками и самоходно-артиллерийскими установками. Превосходство гитлеровцев в живой силе и технике было многократным. У бойцов 783-го стрелкового полка не было противотанковой артиллерии, танков, недостаточно было минометов. Но их моральный дух оставался высоким. Они были готовы биться до последнего патрона. Воины подпускали танки поближе и уничтожали их противотанковыми гранатами и бутылками с горючей смесью. В бою с врагом любое оружие шло в ход: пулеметы, автоматы, ручные гранаты и, наконец, штыки. Даже тяжелораненые бойцы и командиры, те, кто еще мог держать оружие в руках, не покидали поле боя. Они дрались за каждый метр, дрались за Дон, дрались за Сталинград. Вместе с бывалыми бойцами воевали и юные женщины — медицинские сестры, врачи и санитарки, радистки и разведчицы, снайперы и связисты. Санинструкторы под непрерывным огнем выносили с поля боя раненых, оказывали им первую медицинскую помощь, переправляли бойцов на левый берег Дона. Им часто приходилось забывать о своей профессии и драться с врагом с оружием в руках, как рядовым бойцам-пехотинцам. 22-летняя Наталья Шапран, несмотря на разрывы бомб, мин, снарядов, свист пуль, грохот гусениц вражеских танков и стоны раненых, делала свое дело, забывая о себе. Многих раненых она вынесла с поля боя. Она прятала раненых в укрытиях, отправляла на противоположный берег Дона и снова бежала туда, под пули и снаряды. У Наташи кончились бинты, был израсходован весь йод. А раненых становилось все больше и больше. Взяв в руки автомат и перекинув через плечо санитарную сумку, она сказала раненым: "Вы потерпите немного, я скоро вернусь". Наташа выглянула из окопа, чтобы сориентироваться, и увидела немцев, которые прятались в соседнем окопе. Не успела Наташа вскинуть автомат, как фашисты забросали ее гранатами.

У Наташи оторвало правую ногу. Все ее тело было изрешечено осколками. Очнулась Наташа от тяжести, навалившейся на нее... И сразу поняла: хоронят. Промелькнула мысль: "Заживо хоронят или это ужасный сон?". Нет, она хорошо слышала голоса, незнакомую речь. Что делать? Ни руками, ни головой пошевельнуть не может. Ужас сдавил грудь и вытолкнул мучительный стон. Солдаты остановились, прекратили бросать землю. Подошел офицер в немецкой форме. Приказал вытащить раненую. Уже потом, делая операцию, врач-хирург на ломаном русском языке сказал ей: «Благодари Бога, фрау, что попала к солдатам похоронной команды из австрийцев. Будь здесь немцы — тебе бы капут». После операции Наташу и других тяжелораненых советских военнопленных оставили на носилках под палящими лучами июльского солнца. Медицинский персонал не обращал на них никакого внимания.

Раненые изнывали от жары и жажды, но никто им так и не подал глотка воды. 26 июля 1942 года трех раненых командиров Красной Армии и вместе с ними Наташу отправили в какой-то населенный пункт. На окраине села их поместили в деревянное здание. У входа поставили часового и никого к ним не допускали. Пленные начали понимать, что здесь их обрекли на голодную смерть, так как считали, что все четверо — не жильцы. Но, как говорится, шила в мешке не утаишь. По селу поползли слухи, что на окраине находятся советские военнопленные. И вот однажды темной ночью, преодолевая в себе страх и пренебрегая смертельной опасностью, с небольшой котомкой в руках, пробиралась кустами, с противоположной от часового стороны, небольшого роста девушка. Она принесла раненым немного хлеба, молока, горячей вареной картошки. Через окно передала еду и так же быстро и незаметно скрылась в зарослях. Через сутки ночной визит повторился. Спасительница назвалась Машей.

На третью ночь Маша появилась снова с котомкой еды. В эту ночь раненые узнали и ее фамилию: Самодайкина. Настоящая это была фамилия или придуманная для раненых, но имя и фамилию спасительницы Наташа запомнила на всю жизнь. Так продолжалось одиннадцать ночей, пока всех четверых не отправили в лагерь для военнопленных на станцию Обливская, откуда в декабре 1942 года их освободила Красная Армия». На двенадцатую ночь Мария Самодайкина увидела открытую дверь и нацарапанную надпись: «Прощай, Мария».

Свою спасительницу Наталья Васильевна отыскала только в 1988 году. О судьбе Н.В.Шапран Мария Михайловна все эти годы также ничего не знала. И лишь благодаря учащимся группы «Поиск» средней школы №1, ее руководителю Г.Е.Мусохранову обе женщины нашли друг друга. Историю этих судеб также хранят музейные экспонаты.

Взор притягивает красивая пейзажная картина. «Это работа художника, погибшего при освобождении Суровикино в декабре 1942 года, Бориса Дмитриевича Ванягина, — поясняет Елена Федоровна. — Спустя много лет ее привезла сестра художника вместе с автопортретом и рассказала о брате интересную историю. У него была бронь, но на войне погиб очень близкий друг художника, Борис не мог вынести такую потерю и добровольцем ушел на фронт. Захоронен Б.Д.Ванягин в центральной братской могиле».

Бережно в музее хранятся письма и документы лейтенанта-танкиста, командира взвода Юрия Ивановича Красикова, казненного фашистами при освобождении Суровикино,. «Не я буду, если не закончу военную академию», — говорил он товарищам. Саратовское бронетанковое училище, куда поступил в октябре 1940 г., он закончил в июле 1942 г. в разгар войны и тяжелых испытаний. Вот строки из письма курсанта Юрия Красикова родителям через две недели после начала войны: «Мама и папа! Честно служите на мирном фронте, а если потребуется, то я, не жалея крови, буду защищать Родину до последнего дыхания… Ваш сын Юра, 3 июля 1941 года». Похоронен лейтенант Красиков в братской могиле в центре города, его именем названа одна из улиц Суровикино.

В советские годы пионерская дружина носила имя Героя Советского Союза Сергея Тюленина, об этом тоже рассказывают экспонаты музея, а в школьном дворе установлен памятник героя работы скульптора В.Ф.Яроша. На стенах и полках — имена и портреты сражавшихся на нашей земле и сложивших на ней свои головы: полковника 229-ой стрелковой дивизии Сажина Ф.Ф., командира 2-го дивизиона 647-го артполка старшего лейтенанта Бондаренко, политрука Дубинина, санинструктора 147-й стрелковой дивизии Екатерины Шуровой, подорвавшей себя гранатами на поле боя, медсестры, сибирячки Клавдии Клоковой, погибшей при спасении раненых, и многих-многих других героев, земляков, чьи подвиги и судьбы навечно связаны с землей суровикинской.

- Музей хранит историю и самой школы практически с момента ее открытия, — продолжает Е.Ф.Напалкова. – Здесь собраны материалы о ее выпускниках, учителях, воинах-интернационалистах, героях-казаках.

Останавливаю взгляд на ничем не примечательных тетрадных листах, исписанных размашистым почерком.

- Это стихи заслуженного учителя Российской Федерации, самобытной поэтессы Лидии Руфовны Лысовой, — говорит Елена Федоровна. — Родилась она в 1925 году в х. Тормосино Чернышковского района. Детство и юность прошли в станице Нижний Чир. Там окончила школу, ушла на фронт в 1941-ом. Вчерашняя школьница Лида Моисеева попала прямо в пекло войны. Её боевой путь начался в грозном 1942 году на посту 102 на Мамаевом кургане в Сталинграде. Воевала в девятом Сталинградском корпусе ПВО в отдельном десятом батальоне воздушных наблюдателей и связистов, входившем в состав 62-ой дивизии Сталинградского фронта. Лидия Руфовна прошла фронтовыми дорогами Россию, Белоруссию, Польшу.

Послевоенную жизнь посвятила обучению и воспитанию детей. После Победы окончила Сталинградский государственный педагогический институт и стала преподавателем русского языка и литературы.

Из воспоминаний Л.Р.Лысовой:

«Больше всего на свете я люблю поэзию, мир и детей. Может, потому, что у меня в 1941 году с 17 июня по 22 было только 5 дней счастья, детства и юности: получен золотой аттестат, ответ из Московского университета им. Ломоносова о принятии на 1-й курс без экзаменов на литфак – и 5 дней безграничного счастья обрывает 4-летний удар грозы – война… Иду добровольцем на фронт…». И еще: «Я, приезжая в Волгоград, становлюсь на колени где-нибудь в укромном местечке, у дерева, кладу руки на землю или асфальт и целую эту печаль земли…»

О том, что пережито, Лидия Руфовна писала в своих стихотворениях. Одно из них — «Солдаты Сталинграда»:

Пролетели года, поднялись города,

Отгремела давно канонада.

Сняв шинели, в «запас» разошлись навсегда

По отчизне бойцы Сталинграда.

У иных полем боя закончился путь…

И солдаты, оживши в граните,

На Мамаев курган поднялись и зовут:

«Люди! Мир на земле сохраните!»

А кому довелось до победы дожить,

Пол-Европы шагами измерить,

Те невзгоды свои и нелегкую жизнь

Сталинградскою битвою мерят.

Выстоявшая в горниле войны, прожившая долгую и интересную учительскую жизнь, эта женщина заслужила любовь и уважение потомков. Вот что пишет о ней бывший ученик Александр Лупин: «Имел счастье быть учеником Лидии Руфовны! Такое невозможно забыть! Это педагог от Бога! Её любили все: и отличники, и двоечники! Это действительно человек-легенда!»

- В настоящее время создается рукописная книга об истории казачьего хутора Суровикин. В поисковой работе заняты практически все учащиеся 5-11 классов. Таким образом идет пополнение музейного фонда, без которого нынче трудно представить учебно-воспитательный процесс. На базе музея Боевой Славы и донского казачества проходят уроки Мужества, часы Памяти, внеклассные мероприятия, экскурсии, как индивидуальные, так и коллективные. За 2018-2019 год в нашем музее было проведено 107 экскурсий, посетили его около 2000 человек, — не без гордости говорит Елена Федоровна. — Мы занимаемся исследовательской работой, организуем встречи с интересными людьми, участвуем в районных и областных мероприятиях, организуем и проводим различные патриотические акции. Десять лет музей работает по программе «Возрождение». Но, Вы знаете, проводя экскурсии, зачитывая письма участников той страшной войны, я всегда заканчиваю одной фразой: «Гордиться надо миром, не войной, делать все для того, чтобы ужас прошлого не повторился, но и ни на минуту не забывать, помнить, какой ценой нам досталась Победа, потому что только память способна сплотить разные национальности в единый непобедимый народ».

Волгоградская область не раз становилась площадкой для проведения крупных форумов и акций. На протяжении многих лет регион входит в число признанных лидеров по развитию поискового движения, которое охватывает более 22 тысяч человек. На территории региона действуют свыше 230 военно-патриотических организаций. Большое внимание уделяется работе с ветеранскими объединениями: они насчитывают в своих рядах более 700 тысяч человек и являются мощной силой в деле сохранения исторической правды о Великой Отечественной войне. 

Материал подготовлен в рамках грантового проекта Волгоградской области «И пусть поколения знают»

Н.АВРАМОВА, наш корр. Фото автора и из архива музея

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

14