Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

07.05.2021 10:16 Пятница
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

«В то время я была совсем девчонкой»

В преддверии празднования Дня Победы ученики 5 Б класса побывали в гостях у Таисии Ивановны Соколовой, ветерана педагогического труда, ребенка Великой Отечественной войны. Под руководством своего классного руководителя О.В. Роговенко школьники организовали так называемый трудовой десант. Ученики планировали помочь Таисии Ивановне по хозяйству, так как ей самой уже сложно справляться с домашними делами. Оказалось, помощь учеников ей не понадобилась. Таисию Ивановну выручают родные. Однако ребята пришли к Таисии Ивановне не напрасно. Гостеприимная хозяйка с радостью встретила юное поколение и поделилась своими воспоминаниями о жизни в тылу в годы войны.

Таисии Ивановне без малого 94 года. А в те далекие, суровые времена она была чуть старше сегодняшних своих гостей. Совсем еще юной ей пришлось пережить все ужасы страшного времени.

- Войну я встретила в 13 лет, как раз когда шестой класс закончила. Жили мы в то время в Калаче-на-Дону. 22 июня 1941 года был солнечный воскресный день. Мы с двоюродной сестренкой играли в куклы в чуланчике. Взрослые занимались кто чем, и ничего совершенно не предвещало беды. Вдруг воздух наполнился тягучими, страшными звуками гудков паровозов и пароходов, прозвучал набат колокола с пожарной каланчи. Так страшно стало, все выскакивали из дворов, из домов на улицу, спрашивали друг у друга, что случилось, крутили головами в разные стороны, выискивая или клубы дыма, или языки пламени. Никто ничего не понимал. А потом все прояснилось. Соседские мальчишки прибежали с площади, где был установлен единственный в Калаче радиорепродуктор, из которого они услышали страшное известие о том, что началась война. Этот момент, этот час изменил жизнь каждого из нас на 180 градусов.

Следующим утром в понедельник изо всех дворов потянулись мужчины и парни с самодельными рюкзаками за плечами, сопровождаемые плачущими домочадцами. Шли они на приемный пункт военкомата, где их быстро оформляли и отправляли на станцию, а там уже ждал состав из железнодорожных вагонов. И все мы, сопровождающие, провожающие, потянулись на вокзал, вслед за мужчинами. Быстро произошла погрузка, поезд тронулся, и изо всех окон и тамбуров вагонов отъезжающие стали махать фуражками в знак прощания, а плачущая и причитающая толпа побежала следом за набирающим скорость поездом. Вот эта картинка навсегда осталась у меня перед глазами.

На следующий день всех учеников с 5 по10 класс собрали в школе. На общем пионерско-комсомольском собрании было принято решение считать себя мобилизованными в трудовую армию.

- На дворе стояло лето — самая горячая сельскохозяйственная пора. А работать было теперь некому. Самая рабочая сила была уже на фронте, – продолжила Таисия Ивановна. — Нас распределили по группам: одну для работы на плантации, вторую на бахчи, а третью на ток. На плантациях и бахчах пололи, поливали, убирали урожай и охраняли еще недозревшие арбузы от ворон. А самая трудная работа была на току, когда началась уборочная. Комбайны обмолачивали ячмень, рожь, а потом уже и пшеницу. Все это привозилось и ссыпалось в бурты. Нам приходилось собирать, ворошить зерно, просушивать и т.д. Там же, на токах мы жили, питались и спали в самодельных шалашах, чтобы наутро пораньше начать свою работу. Так и прошло для нас лето. Начался учебный год, мы вновь пошли в школу. Но работа для детей не закончилась, она приняла другой вид. Нас разбили на тимуровские команды, за каждой командой закрепили отдельный участок поселка, мы должны были помогать престарелым, которые не могли сами управиться. Убирали огороды, рубили и кололи дрова, обмазывали сараи, чтобы зимой скоту было тепло. Вот этим и занимались на протяжении всего учебного года. Летом 1942-го, после окончания учебного года, нас сразу же отправили на рытье противотанковых рвов и окопов, потому что фронт приближался к Дону. Это была очень трудная работа. По берегу Дона рос лес и кустарники. Несколько солдат прорубали просеку, распределяли размеры окопов и рвов, и мы начинали копать. Вы представляете, если срубить дерево или кустарник, что там остается в земле?! Там остаются крепкие коренья, с которыми тяжело справиться.

Их рубили чем могли: топорами, тяпками, и только после выкорчевывания лопату с трудом вгоняли в землю. На руках у всех были кровавые мозоли. Из уже выкопанных готовых рвов мы, дети, самостоятельно не могли выбраться, поэтому одни становились на плечи другим, выбирались наверх и вытаскивали товарищей.

А совсем скоро фронт добрался и до берега Дона. Начались бомбежки. При первой же в Калаче сгорела паровая мельница, три здания школы, нефтебаза, на которой после неделю взрывались цистерны. В скором времени началась эвакуация, из-за Дона за Волгу колхозники гнали тракторы и комбайны, скот и обозы с продовольствием, чтобы ничего не осталось врагу.

С волнением вспоминает Таисия Ивановна день, когда оккупанты появились на улицах Калача:

- Это было 25 августа. С того момента началась трехмесячная оккупация. Наше ужасное, бесправное существование. Было очень страшно. В первый же день такие наглые, откормленные солдаты фашистской армии (немцы, поляки, чехи, румыны, у нас там были представители всей западной Европы и даже итальянцы) заходили во все дворы, брали то, что им приглянулось, уводили скот с подворий. Забирали еду, заготовки. Один из солдат, зайдя к нам во двор, сразу стал палить из автомата по курам. Застрелил всех до единой. В соседнем дворе расстреляли поросят, еще у кого-то телят. В общем, что хотели, то и творили.

А еще помню, как дорогу немцам чистили. В Калаче почва песчаная, и от Дона на Сталинград такая улица была продольная, по ней все время шла немецкая военная техника: танки, грузовые машины, артиллерийские орудия. Пройдет колонна — земля вся как вспаханная становится. Так вот они, значит, стали сгонять население, с обеих сторон дороги становились мы шеренгой с лопатами, граблями и тяпками и очищали этот песок. Одни с одной стороны сгребают, другие с другой. Если кто вдруг замешкается или захочет передохнуть, сразу же получает удар по спине от фашиста, который ходит по ряду и следит за работой. До того мы нагребли песка, что через некоторое время эта улица стала как река с крутыми берегами.

Со слезами на глазах рассказывала Таисия Михайловна о трех месяцах оккупации:

- Последние два месяца фашисты вообще озверели. То ли от холода, то ли еще от чего. В то время и осенью, и зимой было дождливо и снежно. А они легко одеты, в тоненьких шинелях и почти летних пилотках. Вот и стали ходить по всем хатам и забирать теплые вещи. И варежки, и носки, и шарфы, платки и полушубки — все что попадется. А 23 ноября утром слышим какая-то пальба. Смотрим, вдоль улицы несутся машины, забитые солдатами. Сидели они не только в кузове, но и на бортах и на стволах прицепленных орудий поперек висели. Мы поняли — драпают немцы! Но так боялись выглянуть на двор, в щелочки забора глядели на это радостное для нас зрелище.

После освобождения Калача трудовые бригады школьников наравне со взрослыми стали восстанавливать разрушенный Калач. Бои за Сталинград продолжались до 2 февраля 1943 года, а 10 февраля Таисия, как и другие дети, вернулась к учебе.

- Пошли мы в 8 класс. Школы были настолько разграблены: ни одной парты не сохранилось, из досок были сбиты длинные столы и лавки. Доски классные тоже самодельные. Учились в три смены по четыре часа каждая. С 8 утра и до полудня, с 12 часов до 4 и с 4 до 8 часов вечера. Учились без каникул. В сентябре сдали экзамены, а в октябре снова сели за парты. Наших мальчишек-одноклассников, которым исполнилось 18 лет, призвали в армию, а мы, девчата, продолжили учиться.

День Победы навсегда останется в памяти Таисии Ивановны. Каждый раз 9 мая, как и в 1945-м, по признанию самой женщины, в ее груди появляется непонятное ноющее чувство, а к горлу подступает комок горечи, и в то же время счастье буквально окутывает ее с ног до головы, а сердце начинает учащенно биться.

- В мае 1945-го, в последние учебные дни, мы активно готовились к выпускным экзаменам. Поэтому, придя в школу 9 числа, мы даже ничего не подозревали. Зашли в класс, ждем учителя математики, а его все нет, и звонок на урок почему-то задерживается. Вдруг вместо учителя математики в кабинет заходит наша классная руководительница. Веселая такая, светится вся и объявляет, что уроков сегодня не будет. Вместо них мы пойдем на площадь по случаю окончания войны. Что тут началось! Мы и визжали, и прыгали, и плакали, и смеялись. Мы быстро побежали на площадь, которая просто гудела многоликой толпой, как пчелиный улей. В одном углу играла гармошка, в другом пели песни, а в третьем слышался плач и причитание (видимо, там собрались те, которые уже получили похоронки, и им некого было встречать с войны). Вот так закончился для нас учебный год. А вместе с ним и война, – завершает рассказ о своем военном детстве Таисия Ивановна.

После этого девушку ждали студенческие годы в Сталинграде, интересная жизнь и любимая работа. 36 лет Таисия Ивановна преподавала математику. Выучила сотни учеников, для многих стала примером и привила любовь к точным наукам.

- Как видите, жизнь длинная, и в ней случалось много всего: и хорошего, и плохого. Было у меня тяжелое военное детство. Не менее трудные студенческие годы в разрушенном Сталинграде. И долгие годы интересной педагогической работы. Все чаще бессонными ночами передо мной пролетает вся моя жизнь, всплывают воспоминания, как будто кадры из фильма. Но больше всего именно детские годы, время, когда на нашу долю выпало страшное испытание, которое просто не имеет права повториться вновь!

Школьники с удовольствием и нескрываемым интересом слушали рассказ Таисии Ивановны, как будто вместе с ней вновь переживали те грозные для советского народа годы. Мальчики и девочки прониклись к ветерану глубоким уважением и пообещали навещать ее. Следующий свой визит ребята запланировали именно в День Победы.

М. Давыдова, наш корр.

Фото из архива

О. Роговенко

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

53