Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

05.02.2019 10:26 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Мы помним про доблесть ушедших в бессмертие

Главная ценность любого музея – экспонаты, и у каждого из них своя интересная история и судьба...В школьном музее при Лысовской СОШ память о прошлом хранят подлинные документы Великой Отечественной войны, личные вещи солдат, письма, фотографии, ордена и медали.

Мины, остатки орудий, гильзы, штык-ножи, каски, сапёрная лопатка и винтовки рассказывают о тяжелых военных годах. Многие вещи принесли сюда местные жители, многие привезли с раскопок ребята поискового штаба «Искра», руководит которым с 1987 года Т.В.Дундукова. Особенно плодотворной поисковая работа была с 1987 по 1990 годы. В этот период прибавилось значительное количество экспонатов, среди которых фуражка работника НКВД и противогаз для лошади, привезенные в девяностом году со Всероссийской вахты памяти из г.Вязьмы.

- Участвовали в ней 9 членов штаба, жили в полевых условиях: армейские палатки топили буржуйками, спали в спальных мешках. С 28 апреля по 9 мая мы нашли и подняли останки 26 бойцов. Когда с ребятами зашли в лес, было ощущение, что бой только-только закончился, — делится впечатлениями Татьяна Васильевна.

Среди экспонатов, расположенных на стендах, взгляд притягивает покрытая тонкой сеточкой морщинок-трещинок газета и заголовок за которым судьбы курсантов Орджоникидзевских пехотных училищ. Читаю и задаюсь вопросами: как выживал наш народ в то нелёгкое время, какой ценой ковалась победа в Сталинградской битве?..

Вот что пишет автор: «Воинский эшелон с курсантами Первого Орджоникидзевского Краснознаменного пехотного училища, дав последний гудок, стал медленно отходить от станции. Провожали его, казалось, всем городом: женщины плакали, махали платками, мальчишки бежали вслед по перрону. Это было 12 июня 1942-го… В полночь училище было поднято по боевой тревоге. Впереди был один путь (и это отчетливо понимали все) – к Сталинграду. А как узнали об отправлении эшелона горожане? Но ведь узнали и пришли…Матери, невесты, жены, младшие сестренки и братишки, просто знакомые. Курсанты рвались в бой. Еще летом 1941-го они всем училищем подали рапорт с одной и той же просьбой – направить в действующую армию. Но полковник Лаврентьев от имени командования, выразив им благодарность за высокий патриотический порыв, выстроив на плацу личный состав училища, сказал о том, что им всем еще предстоит сражаться с коварным, жестоким врагом. Родина еще непременно позовет их в ряды защитников…

И курсанты очень старались. Весь год. А теперь вот он – путь в Сталинград. Там идут жаркие бои. И совсем скоро все случилось наяву: бомбежки, первые убитые товарищи. И вот первая атака врага. Это были румынские кавалеристы. Два полка. Хорошо подготовленные, надежно окопавшиеся, оборудовавшие свои боевые позиции, молодые бойцы не подпустили к себе ни румын, ни немцев, которые с помощью танков тоже пытались овладеть позициями курсантского полка. Это было боевым крещением. А потом… Потом были самые опасные участки боевых действий. Командование нисколько не сомневалось в будущих офицерах. И они ни разу не подводили, хотя зачастую схватки с врагом были такими неравными. Сколько их полегло здесь, в Сталинграде, 18-19-летних ребят… Сколько безымянных могил разбросано по утопавшей в крови Сталинградской земле… Сколько настоящих подвигов они совершили… Вот только один из них.

Михаил Дзилихов, 64-я Армия, командир 9-й роты, и его самые надежные, храбрые ребята – это был взвод нашей разведки. В каких только переделках не побывала эта группа! Разведдозор был «глазами и ушами» всего курсантского полка. Тогда, в 1942-м, август выдался знойным, пыльным, безводным. Бои, в которых сражались будущие офицеры, были тяжелыми, потери полк нес огромные. Погибли командир полка Лаврентьев и комиссар училища Бурдин. Обстановка сложилась критическая. Тогда-то лейтенант Дзилихов и получил особо важное задание: он должен был с остатками взвода разведки (в живых числилось только пять человек – остальные погибли) взять боевое знамя училища и во что бы то ни стало доставить его в Бекетовку (в пяти километрах южнее Сталинграда), к месту сосредоточения наших сил. Долго раздумывать было некогда. Лейтенант, обмотав знамя вокруг своего тела, доставил к месту назначения, затем пронес перед поредевшими шеренгами курсантского полка, выстроившегося на площади Бекетовки. В те мгновения многие курсанты и офицеры не смогли сдержать слез…Сколько же погибших товарищей стояло за этим знаменем…

Из-за огромных потерь курсантский полк Первого Орджоникидзевского училища вошел в состав 64-й армии генерала Шумилова. А Михаил Дзилихов получил новое звание – стал командиром роты автоматчиков. Новые бои…Еще более жестокие, кровопролитные. Особенно тяжелым было взятие высоты 136, которая считалась очень выгодным наблюдательным пунктом. И все же она стала нашей. Дзилиховцы сумели отбить ее у противника. Через много лет Михаил Бобоевич, будучи уже генералом, вспоминал об этих событиях, о ребятах-разведчиках. Он помнил всех…И это было неудивительно: их связывало святая святых – фронтовое братство.

…..Уничтожение танков-разведчиков, добытые сведения о десанте противника, организация переправы лодок и понтонов с одного берега на другой…да разве здесь обо всем расскажешь! Там, под Сталинградом, курсант Михаил Дзилихов, как и десятки его друзей, выполнял тяжелую работу – служил Родине, защищал свою землю.

Были в полку и женщины. Софья Максимова – одна из них. В училище работала финансистом. В начале 1942-го окончила краткосрочные курсы медсестер. И вот она здесь, в Сталинграде. Облегчить участь раненых, вынести их с поля боя, оказать первую помощь, доставить в лазарет или госпиталь…Нелегкой была такая служба – и все под огнем врага. Но Софья любила людей и очень хотела, чтобы вчерашние мальчишки обязательно выжили, вернулись к миру.

Отчаянными, верными присяге были ребята из Первого пехотного…И память о себе оставили светлую. И мы их считаем героями. К сожалению, далеко не о каждом знаем сегодня. Где-то там их безымянные могилы…

Дважды Герой Советского Союза маршал Н.И.Крылов, бывший в то время начальником штаба 62-й Гвардейской армии, в своей книге «Сталинградский рубеж», говоря о роли орджоникидзевских курсантских полков, заметил: «Эти полки становились боевым охранением, передовыми отрядами, нередко использовались в качестве надежного прикрытия. Передаваемые разным дивизиям, они везде дрались доблестно, но день ото дня заметно редели. Я наблюдал за героическими действиями первого пехотного училища… В долгу мы перед этими бойцами за то, что они сделали»… Да, все мы действительно в вечном долгу… Все мы…»

Курсанты Второго Орджоникидзевского пехотного училища призваны тогда же, летом 1942-го.

«Такой же воинский эшелон. Тот же путь – на Сталинград. Вот только станция назначения другая – Суровикино, — пишет автор статьи. — Времени на раскачку не было. Первые же тяжелые бои закалили ребят, научили быстрой реакции. К одному только невозможно было привыкнуть – к гибели друзей…

23-го августа 1942-го в районе Россошек курсанты попали на острие основного удара 14-го танкового корпуса генерала фон Вистергейма. Некоторые тогда отличись особо. Например, Александр Белогорцев – паренек из Ардона. Политрук дал ему важнейшее поручение – переправиться на противоположный берег, разыскать инженерную часть, передать приказ о переброске боепитания для курсантского полка. Каждая лодка, каждый катер, каждый понтон был под шквальным огнем. И все же Александр добрался до цели. Командующий 62-й армией генерал Чуйков назвал курсантов Второго пехотного училища, и в частности Белогорцева, бойцами, проявившими подлинное мужество и героизм.

А Бибола Бекузаров?… Он насмерть стоял все в том же курсантском полку в 115-м укрепрайоне. Минометно-пулеметный взвод лейтенанта попал в окружение. И хотя еще была возможность вырваться из окружения, приказа об отходе комвзвода не имел. А нарушить его права не было. Вот и стояли насмерть. И только спустя неделю Бекузаров покинул рубеж, с большими потерями вывел взвод из окружения, уничтожив при этом несколько десятков гитлеровцев. «За выход из окружения, спасение раненых, доставку двух важных «языков» наградить Б.Бекузарова орденом Отечественной войны I степени», — это строки из наградного листа курсанта. Скупые, но такие правдивые.

Хаджимет Толасов был совсем юным. Начальник штаба батальона, он после гибели двух групп разведчиков на задание отправился сам. И, рискуя жизнью, спас не только свой батальон, но и весь полк, хотя и получил серьезное ранение. Истекая кровью, доложил о сделанном… А дальше… Дальше госпиталь, врачи, еле вырвавшие его из лап смерти…

Архивные материалы не лгут. О ребятах из Второго пехотного можно рассказывать часами – о каждом из бойцов – живых или мертвых.

В исторической справке к знамени этого училища, которое хранится в Центральном ордена Красной Звезды музее Вооруженных сил России, записано: «Жесткие бои в районе Суровикино, Жирково, Россошки показали мужество и героизм курсантов, их верность воинской присяге и своему боевому знамени». Лучше этого не скажешь»…

Сражались геройски и ребята третьего Орджоникидзевского пехотного училища. Вот как описывает их славный боевой путь автор статьи:

«По срочному приказу они должны были спешно погрузиться в эшелон на станции Ардон. Через два дня, уже на марше, впервые испытали они страшный налет «Юнкерсов». Тогда же у переправы через Дон воинам был зачитан приказ №227 Верховного главнокомандующего…

Первая атака гитлеровцев на южном берегу реки Мышкова была неожиданной и напористой. Курсантский полк выстоял, выбил противника с занимаемых им позиций. Но там же, на берегу, осталась первая братская могила – погибли товарищи.

О втором большом бое полка писала подробно фронтовая газета. Статья была озаглавлена так: «Не постояли за ценой друзья-однополчане». В ней рассказывалось о молодом дигорском пареньке Ахсарбеке Цебоеве – связисте минометной батареи. Он мог перехитрить любого врага, был поразительно смел и находчив. Не отставали и другие ребята. Соломон Икоев – комвзвода, Солтан Сидаков, Рамазан Козырев, Геннадий Разницкий…Они вступали в рукопашные схватки с врагом, увлекали за собой товарищей по оружию. А бой был не на жизнь, а на смерть. Гитлеровцы бросали в прорыв танки, самоходки, бронетранспортеры, машины с пехотой. Курсанты встретили фашистскую армаду огнем из противотанковых ружей. Сколько машин противника подбили они тогда! Сколько пехотинцев уничтожили! Впрочем, главное было даже не в этом. Гранаты, бутылки с горючей смесью, автоматные очереди – курсанты активно использовали все, что у них было. И враг не выдержал натиска наших бойцов – отступил.

Солтан Сидаков и после окончания войны часто вспоминал, как их в июне 1942-го провожали на фронт все окрестные села Ардонского района. Пожилые люди плакали: хорошо понимали, в какой переплет там, на Волге, через короткое время попадут их мальчишки…А сколько напутствий было дано в этот час! Как часто комиссар полка Рябов потом повторял: «Помните: защищая Сталинград, вы защищаете и всех тех, кто вас провожал!». И ребята помнили. Всегда.

Сидаков и его друзья – Дзантемир Дзитиев и Сергей Токов – прекрасно владели ПТРами, их реакция на врага была молниеносной. Они действительно были героями.

Но лейтенантские кубики так и остались для многих из них несуществующей мечтой – не дожили парни, полегли в ожесточенных боях…

Маршал Советского Союза Голиков говорил: «Мне неоднократно довелось в боевой обстановке встречаться с курсантскими полками. Они, как правило, становились на самые опасные направления. На их боеспособность можно было положиться. Физически крепкие, морально стойкие курсанты были большой силой. Например, Орджоникидзевское третье пехотное училище… Все ребята сражались геройски. Где стояли курсанты, там враг не мог пробиться. Многие из них отдали молодые жизни за свободу и счастье своей Родины. Честь им и слава!».

Казалось бы, просто клочок пожелтевшей газеты… Но сколько человеческих судеб в одном экспонате!…

- Мы помним про доблесть курсантских полков, — продолжает Татьяна Васильевна. — Очень много ребят этих училищ полегло в донских степях. В 2015 году с надеждой разыскать родственников погибших и захороненных в братской могиле курсантов Парфентьева С.В., Филатова И.П. и Солода Н.М. мы делали запросы во Владикавказ и Краснодар. Ответ пришел только из Владикавказа от внучатой племянницы выпускника Орджоникидзевского пехотного училища Сергея Васильевича Парфентьева — Натальи Васильевны Денисенко, которая прислала его фотографию и эту статью за подписью Валентины Бязыровой, напечатанную в газете «Северная Осетия». Ему было всего 19… К сожалению, другие адресаты не откликнулись, но поисковая работа продолжается.

Музей ведет переписку с семьями родных Елфимова Тихона Михайловича (три дочери и жена Варвара Андреевна). Из письма Елфимовой В.А.:«45 лет я не знала, где могилка моего мужа. Похоронку получила, что погиб в Сталинградской области, и все. Спасибо вам, дорогие красные следопыты, и Вам, руководитель, за письмо….».

В августе 1988 года приехала на могилу отца Евтеева Петра Степановича его дочь Смирнова Людмила Петровна с мужем. В сентябре того же года прибыла из города Алапаевска семья Рафиковых. Дочь Валентина побывала на могиле отца – Пономарева Василия Дмитриевича. Кривко Юрий Андреевич, сын Кривко Андрея Михайловича, воевавшего и погибшего в Лысове, часто присылал письма в школьный музей Боевой славы. В 2010 году на День Победы приезжали четырнадцать человек — родные А.М. Кривко.

Т.В. Дундукова, руководитель штаба «Искра», более 20 лет назад посылала запрос о Володине Николае Назаровиче. И, как оказалось, не зря: 13 апреля 2017 года на могилу прадеда приехал правнук — Владислав Вячеславович Чинаев. Совсем еще молодой парень — военный, отдал честь у могилы, взял горсть дорогой земли с собой. А это значит, наша память жива… Вовек не забудутся жестокие битвы, тяжелые раны земли и герои, ушедшие в бессмертие.

Н.АВРАМОВА,

наш корр.

Фото автора

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

4