Меню
16+

«Заря». Общественно-политическая газета Суровикинского района

19.04.2022 15:26 Вторник
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Свидетели революции в Качалинском музее Боевой и Трудовой славы

История Суровикинского района насыщена событиями. Какие-то – радостные и счастливые, другие – принесшие горе и страдания жителям Донского края. Мы не в праве забывать их. Одна из страниц истории – Гражданская война, память о которой хранится не только в семьях земляков, но и в музеях района.

В музее Боевой и Трудовой славы Качалинской средней школы тоже есть экспонаты времен революции и гражданской войны.

По воспоминаниям старожилов, в мае 1918 года в хуторах Качалин, Скворин, Остров, Гуреев, Еруслань была установлена Советская власть.

Рядом с музеем – бюст В.И.Ленина, вождя октябрьского переворота в России. Этот бюст первоначально находился в фойе Качалинского Дома культуры. В перестроечные годы был вынесен на улицу. Председатель Суровикинской районной Думы В.М.Буйлов посоветовал Совету музея сохранить памятник для истории. С помощью рабочего В.Атаева памятник установили во дворе школьного музея.

В одной из витрин музея – казачья шашка времён революции и Гражданской войны. Она была найдена рыбаком Ю.М.Небабиным на Дону, в районе пристани хутора Пятиизбянского, во время весеннего половодья. На ней сохранился заводской номер.

У старой речки в хуторе Остров в дупле старой вербы был обнаружен в 80-е годы наган периода Гражданской войны.

В православном приходе хутора Качалина есть большая старинная икона Спасителя, которая была прострелена во время бурных революционных событий при проведении новой властью продразверстки. Эту икону передала семья Турчёнкова Ф.А. из хутора Скворина.

Все эти музейные экспонаты напоминают нам о важных исторических событиях начала ХХ века.

Сохранились в музее и воспоминания о тех далеких событиях, записанные со слов свидетелей революции и гражданской войны, пересказов детей, внуков, правнуков качалинцев, заставших непростое время.

Воспоминания Турченкова Николая Семеновича о своем дедушке Бирюкове Василии Фатеевиче, погибшем в годы гражданской войны: «Мой дедушка по материнской линии Бирюков Василий Фатеевич был, как все люди казачьего рода, хорошим хозяином и человеком, по рассказам мамы (она была самой старшей дочерью в семье, 1903 г.рождения, всего же было шестеро детей у них с бабушкой Зиной).

До Гражданской войны жили без особых хлопот. Имели своего коня и тарантас, хорошую усадьбу. Держали и коров, и овец, и свинью, и кур, гусей. Всех надо было кормить, и дедушка после наступления осени, когда для семьи были сделаны все заготовки на зиму, уезжал на своем транспорте в те районы, где было тяжелее с урожаем – вез туда зерно, тыквы, капусту, а оттуда привозил гостинцы детям.

Мама (ей было уже 15-16 лет) подрабатывала в хуторе у богатых людей: уборкой в доме, стиркой белья.

Так вот и жили. Младшему брату было 4 года, но война, когда брат пошел на брата, а то и на отца, все оборвала. Начались разбои, воровство. Дедушка спрятал в сеннике и коня, и тарантас в надежде, что все уляжется.

И вот наступил 1919 год. Банды белых с одного хутора идут грабят, убивают, угоняют скот, а вслед за белыми идут красные, и тот же режим – один в один.

Я не смею утверждать, кто все же первым ворвался в наш хутор Остров — белые или красные. Знаю и помню только, что банда знала и о коне, и о тарантасе. Выгнали всех во двор, дети окружили бабушку. Главарь приставил ствол винтовки ко лбу бабушки, так как она отказалась выдать коня и тарантас. Озверевший бандит пообещал пристрелить бабушку. Дети взревели, и бабушка рухнула со всех ног на землю. Бандиты уже выгнали и запрягли коня в тарантас, сказав, что забирают воевать и дедушку – пусть подвозит снаряды на боевом транспорте.

Через несколько дней бабушке сообщили, что дед погиб под Голубинкой: попал противник в его тарантас со снарядами.

Бабушка после тех пыток с расстрелом много дней не вставала на ноги. Да и потом, много лет спустя, она с большим трудом передвигалась с двумя самодельными костылями.

По просьбе матери двоюродный брат Николай Фандеевич привез из Голубинки то, что осталось от дедушки. Схоронили его на старой клетке, за левадой. Могила не сохранилась… А вот память не померкла. Сегодня мне, внуку, 78 лет, почти вдвое больше, чем ему тогда было. Так Гражданская война лишила меня возможности увидеть когда-нибудь родного дедушку. Что может быть страшнее войны, когда родные убивают родных за клочок земли, за лошадь, за корову?! Не дай, не приведи Господь!».

В.Ершова, член Совета музея Боевой и Трудовой славы в х.Качалин

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

15